Правовой режим бездокументарных ценных бумаг

В современном имущественном обороте стали использоваться новые формы фиксации прав его участников, связанные с применением средств электронно-вычислительной техники. При этом не производится выпуск (эмиссия) ценных бумаг непосредственно на бумажных носителях, а соответствующие записи об их владельце и содержании принадлежащих ему прав производятся в памяти ЭВМ в форме записи счета. Данная ситуация ставит вопрос о возможности применения к таким способам фиксации прав традиционных общих правил о ценных бумагах.

Прежде всего необходимо иметь ввиду, что рассматриваемая проблема касается отнюдь не всех видов ценных бумаг. Очевидно, что такая форма закрепления прав участников имущественного оборота не может быть применена к предъявительским ценным бумагам, которые в принципе не могут существовать иначе, как на бумажных носителях. Не касается она обычно и таких ценных бумаг, как векселя, чеки, депозитные и сберегательные сертификаты, коносаменты, варранты, даже если они являются именными. Речь идет практически исключительно об акциях и облигациях, которые в силу своего строгого именного характера допускают «безбумажную форму» закрепления удостоверяемых ими прав. «Запись на счете» находящуюся в памяти ЭВМ, ее «владельцу» невозможно не только утратить, но даже и передать другому лицу с соблюдением каких угодно формальностей: при этом одна запись просто изменяется или уничтожается и заменяется другой соответствующей записью. Поэтому и «оборот» таких ценных бумаг весьма специфичен. Ведь их «владелец» в действительности не обладает какой-либо вещью как объектом права собственности (или иного вещного права) и лишен возможности предпринять с «записью на счете» те же действия, что и владелец документарной ценной бумаги.

Так, согласно п. 2.3. Положения об обслуживании и обращении выпусков государственных краткосрочных бескупонных облигаций, утвержденного приказом Центрального банка РФ от 6 мая 1993 г. № 02-78[20]

, «владелец» таких «облигаций», существующих исключительно в «электронной» «безбумажной» форме, объявлен их «собственником». Но такой «собственник» не может свободно распоряжаться объектом своей собственности, ибо не вправе совершать с ним никаких иных операций кроме тех, которые прямо оговорены им в особом договоре с лицом, уполномоченным Банком России на обслуживание операций с этими «облигациями». При этом заключение данного договора является обязанностью, а не правом «владельца облигаций». Ясно, что юридически речь здесь идет не о праве собственности как разновидностью вещных прав (ст. 209 ГК), а о чисто обязательственных правоотношениях, где права кредитора закрепляются соответствующей записью в памяти ЭВМ и реализуются исключительно с помощью обслуживающей организации, специально уполномоченной на это должником – «эмитентом».

Изложенным объясняется подход законодателя, прямо объявившего подобные объекты обязательственных, а не вещных прав особой «формой фиксации прав», к которой могут применяться некоторые правила о ценных бумагах (абз. 1 п. 1. ст. 149 ГК). Очевидно, что на такие объекты и не рассчитаны классические правила об обороте вещей (к которым, как отмечено выше, безусловно, относятся и ценные бумаги). Необходима разработка специальных правил, учитывающих обязательственно-правовую специфику рассматриваемых объектов. Такого рода правила согласно абз. 3 п. 1 ст. 149 ГК должны содержаться либо в законах, либо в прямо предусмотренных ими подзаконных нормативных актах. Совершение операций с «бездокументарными ценными бумагами» возможно лишь для лиц, имеющих специальную лицензию. Лицо, официально совершающее записи прав и операции с ними, несет полную имущественную ответственность за сохранность, правильность и соблюдение конфиденциальности таких прав. Не следует смешивать с бездокументарными ценными бумагами ситуации, при которых ценные бумаги (обычно акции акционерного общества) вообще не эмитируются не в бумажной, ни в безбумажной форме, а права владельцев лишь закрепляются в специальном реестре (п. 2 ст. 142 ГК).

Пунктом 1. Ст. 149 ГК РФ установлено, что на БЦБ распространяется правовой режим соответствующих документарных ценных бумаг, если этому не препятствуют присущие им особенности. Используемый здесь правовой прием следует рассматривать как юридическую фикцию. Главной особенностью бездокументарных облигаций, например, является то, что они не могут существовать вне соответствующего счета депо, их нельзя снять со счета (как деньги) и унести домой. Пунктом 2.5 Генеральных условий выпуска и обращения облигаций федерального займа, утвержденных постановлением Правительства РФ от 15 мая 1995 г. №458[21]

, прямо предусмотрено, что владельцы облигаций федеральных займов не имеют права требовать выдачи на руки облигаций. На БЦБ распространяются следующие правила режима документарных ценных бумаг:

1. Хотя БЦБ и не являются предметами материального мира, т.е. вещью (res corporalis) на них распространяются некоторые положения права собственности. Право собственности на БЦБ принадлежит в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг – владельцу лицевого счета, открытого у держателя реестра; в системе учета прав у депозитария – владельцу счета депо (ст. 28 Закона РФ «О рынке ценных бумаг»).

Перейти на страницу: 1 2



Этапы разработки управленческих решений

Существуют разнообразные точки зрения на то, какие решения, принимаемые человеком в организации, считать управленческими. Некоторые специалисты относят к таковым, например, решение о поступлении человека на работу, решение об увольнении с неё и т.п. оправданной представляется точка зрения, согласно которой к управленческим решениям следует относить лишь те, которые затрагивают отношения в организации.

Особенности американского менеджмента

За всю историю существования менеджмента многие зарубежные страны накопили значительные сведения в области теории и практики управления в промышленности, сельском хозяйстве, торговле и другие с учетом своих специфических особенностей. К сожалению, наша отечественная наука управления развивалась самостоятельно и обособленно, часто игнорируя зарубежный опыт искусства управления.